Штрауб и юйе фильмы

Жиль Делез причислял Штрауба, наряду с Аленом Рене, к крупнейшим политическим режиссерам Запада. Поэтому любые манипуляции исключены.

Фильм Хроники Анны-Магдалены Бах: год выпуска и дата выхода, рейтинг.

. Кинематограф Штрауб/Юйе - ярчайший образец непримиримости авторского кинематографа. Штрауб и юйе фильмы. Линии судеб Штрауба и Форда - параллели. Одним словом, если вы хотите проиллюстрировать дихотомию массовость-элитарность на примере кинематографа, берите Форда и Штрауб/Юйе - не ошибетесь. Но это далеко не единственный пример того, как Штрауб выражал свое восхищение Фордом. В эпоху тотальной власти продюсеров он был едва ли не единственным режиссером, который сохранял право на окончательный монтаж, оставаясь подлинным автором в ситуации когда концепции авторского кино попросту не существовало. В их фильмах каждая монтажная склейка похожа на взятие альпинистом новой высоты - с таким трудом она дается, а неожиданное панорамное движение камеры производит эффект взорвавшейся бомбы.

Пятерка интереснейших экранизаций Франца Кафки - Look At Me

. Ситуация явно парадоксальная. Его можно назвать абсолютным режиссером. Когда читаешь эти строчки, трудно отделаться от мысли, что стратиграфии Штрауб научился именно у Форда. Можно легко забыть сюжет фордовского фильма, но не его пейзажи. Он выступал против маккартизма, но поддерживал Вьетнамскую войну. Комментируя это высказывание, Тэг Галлахер говорит о социальных идеологиях, которые обнажает в своих фильмах Форд и которые иначе оказались бы незамеченными. Согласно Штраубу, визуальный образ есть скальная порода. Потому что единственное, что может быть общего между этими режиссерами, это сигары, которые Джон Форд и Жан-Мари Штрауб не переставая курили.

Этот человек неизменно обращался к одним и тем же сюжетам. Впрочем, дело не только в схожести характеров. Но при этом он фиксировал парадоксальную ситуацию - эти режиссеры снимают политическое кино, но народ в нем «отсутствует». Холодное кино, взывающее к разуму, а не к чувствам. Форд сталкивал эти группы, обнажая классовые представления и предрассудки. Джон Форд, у которого были свои четкие принципы работы, определенно, принадлежал к «индивидуальному Голливуду». Или взять хотя бы тот же хрестоматийный «Дилижанс»: в нем одновременно уместились банкир, негоциант, ковбой, карточный шулер, алкоголик, жена кавалерийского офицера и проститутка. Форд, например, мог следующим образом представить своей съемочной группе исполнительного продюсера: «Это исполнительный продюсер. И еще меня привлекал документализм его фильмов - лошадь, поющий человек, девушка, пейзаж и. Это обычно свойственно писателям, особенно европейским.

Моисей и Аарон / Moses und Aron / Moses and Aaron (Жан-Мари Штрауб.

. Но даже сейчас бросается в глаза разительный контраст между его фильмами и работами таких мастеров как, например, Рауль Уолш, Говард Хоукс или Джордж Кьюкор. После просмотра Штрауб не без смущения признался, что все, что он пытался сделать в кино - это «комбинация Джона Форда и Кендзи Мидзогути». Свидетельства о политических взглядах Форда туманны и противоречивы. И действительно, в фильмах Штрауб-Юйе есть и страсть, и ярость. Задача режиссера, говорит Штрауб, - не строить, но показать пространство. Фильм Форда можно опознать буквально по кадру - они математически выверены, архитектурно выстроены. Одним словом, политичность фильмов Форда для Штрауба заключается в фиксации «классовых отношений». Жан-Мари Штрауб и Даниэль Юйе И все-таки. С одной стороны, он экранизировал пропитанный левыми идеями роман Стейнбека «Гроздья гнева», с другой - голосовал за республиканцев. К слову Форд тоже старался минимализировать манипуляции с пленкой. «Классовые отношения» - так они назовут свою экранизацию романа Кафки «Америка». И это, опять же, влияние Форда. Джон Форд верил в Американскую мечту, Жан-Мари Штрауб и Даниэль Юйе - в Маркса. Кино - это архитектура, этот урок Штрауб/Юйе усвоили у Форда. призывая зрителей к соучастию в фильме».. Штрауб и Юйе по другую сторону земного шара, напротив, мучительно пытаются осмыслить «уроки истории» Старого Света: Софокл, Корнель, Гельдерлин, Кафка, Бёлль, Павезе. Можно даже говорить о них как об антагонистах. Напротив, их метод онтологически основывается на глубоком уважении к реальности. Штрауб/Юйе, с их тяготением к статике и прямым линиям разделяют подобного рода архитектурный подход. Так он предохранял свои фильмы от продюсерского вмешательства. В этом, по Делезу, заключается существенная черта современного политического кино: «Ибо в классическом кино народ присутствует, даже угнетенный, обманутый и порабощенный, даже слепой или несознательный». Годар, например, так объяснял свою любовь к Форду: Форд исповедовал мысль, что кино - это только кино, что в нем все должно быть просто. «В большинстве вестернов, даже в лучших из них, например, в фордовских, пейзаж служит экспрессионистским обрамлением человеческого пути» - Андре Базен, тонкий знаток грубого жанра вестернов, знал о чем говорил. «Я делаю монтаж кинокамерой,» - говорил он и редко снимал более двух дублей. Я позабыл историю фильма «Она носила желтую ленту», но единственный кадр врезался мне в память намертво - кладбище, силуэт кавалериста в синей форме, ярко алый закат. И, заметим, не только сцену. Штрауб/Юйе не могли на это не реагировать. И все же, несмотря на эти идейные метания, Штрауб восхищается фильмами Форда за их глубокую политичность, называя его «самых брехтианским режиссером». Хорошенько посмотрите на него, потому что вы больше не увидите его на съемках этой картины». Первый - «классик», вторые - «модернисты». Галлахер свидетельствует, насколько был ошарашен директор Нью-Йоркского кинофестиваля Ричард Страуд, в представлении которого Форд и пара Штрауб-Юйе всегда были антагонистами. Украинкий фильм. «Он показывает то, что заставляет людей думать. Образ-движение» отмечает, что в фильмах Форда всегда можно выделить одну или несколько «групп»: «Каждая ясно определена, гомогенна, имеет собственные местности, интерьеры и обычаи». Форд в перерывах между съемками рассекал океанские волны на своей яхте «Аранер», а Штрауб/Юйе ютились в однокомнатной квартире. Все фильмы о восточном единаборстве. Но он верно отметил, как важен пейзаж в фильмах Штрауба/Юйе. Об этом, впрочем, не так легко догадаться: благодаря искусному кадрированию и математически рассчитанному расположению актеров на сцене античного театра. То есть, фильм представляется, скорее, не вестерном, а марксистской агиткой, описывающей классовый мир Дикого Запада. Кинематограф Форда, «отца вестернов», укоренен в мифологии обретения Нового Света: Дикий Запад, индейцы, ковбои, кавалерия. Хроника Анны Магдалены Бах. Все эти разговоры про „остранение“ - чушь собачья». Так он поступал всю жизнь. И ушам, привыкшим к оглушительным исполнениям таких «стадионных» дирижеров как Караян, эта интонация может показаться поначалу сухой и безжизненной. Внутреннее родство режиссеров вполне очевидно, и чтобы его увидеть, достаточно не обращать внимания на некоторые мифы, распространенные вокруг Форда и Штрауба-Юйе. Впрочем, как отмечали некоторые критики, в своем стремлении к чистоте Штрауб/Юей достигли таких высот, что не каждый зритель сможет выдержать разреженность атмосферы.

Комментарии

Смотрите также